BETA: мы только что запустили сайт и в данный момент занимаемся его доработкой. Если вы обнаружили ошибку, пожалуйста, напишите нам по адресу bugs@sc.edu.gov.kz

Цикл интервью «Ученый о сокровенном»

29 августа 2017 1534

 В гостях в первом выпуске – Павел Тарлыков, PhD, заведующий лабораторией протеомики и масс-спектрометрии Национального центра биотехнологии. Павел рассказал о детстве, учебе, семье и общих целях с женой, научной деятельности, а также о жизни вне науки. 

Как все началось?

Все началось еще со школьной скамьи. Меня всегда привлекала химия, всегда пытался достать перманганат калия, перекись водорода, ацетон, что-нибудь такое. До сих пор удивляюсь: почему у меня пальцы на месте? Потому что мог их лишиться. Ставил всякие эксперименты.

Об учебе и не только

Меня сразу привлекла органическая химия. Летом мы обычно выезжали за сбором растений. Мы могли на целый месяц выехать в глушь и собирать там редкие виды растений, даже там, где люди не живут. И сами по себе в палатках жили, готовили кушать, костры разжигали, песни пели под гитару. Было очень интересно, такие экстремальные условия. Как сейчас по National Geographic показывают экстремальные передачи, мы то же самое испытали в свое время.

Воспоминания

Запомнилась командировка в Карагайский заповедник – это казахстанская часть Алтая. Трава такая альпийская, высотой 2–3 метра. Там ходишь и собираешь растения. Один из сотрудников выкопал траву какую-то и лизнул корешок. Не знал, что за растение, и ему моментально поплохело. Он, конечно, сознание не терял, но почувствовал острое недомогание. Оказалось, это растение содержало большую концентрацию алкалоидов, то есть большая концентрация вредного для человека вещества.

О мечтах

В Америке в любом хорошем университете есть платформа для ученых, чтобы они могли свободно прийти и воспользоваться каким-нибудь дорогим оборудованием. Буквально в прошлом году мы здесь открыли такую лабораторию в НЦБ, то есть это зеркальная лаборатория, как та, в которой я работал в Америке. И теперь казахстанские ученые могут воспользоваться этим оборудованием для решения своих научных задач.

О жизни вне работы

Я, когда выхожу с работы, становлюсь таким же обычным человеком, как и все, ну, может быть, внимательнее читаю надписи на этикетках, продуктов питания тех же.

О семье

Потому что она сама доктор PhD, поэтому она знала, на что шла и с кем имеет дело. О работе мы практически не говорим. Дома в основном растим маленького ребенка, занимаемся его проблемами. Мозг должен отдыхать от решения научных проблем.

Общие цели

В первую очередь мы хотим принести пользу нашими исследованиями, возможно, через какое-то время, или, по крайней мере, помочь накопить какие-то знания, которые могут пригодиться в дальнейшем. Две головы лучше. Тем более женская логика всегда отличается от мужской в любом походе.

Один день из жизни ученого

Встаю я рано, не потому, что хочу, а потому, что меня будит ребенок, он еще маленький. Потом мы обычно идем гулять, по крайней мере летом, пока еще не жарко, в парк с семьей. Потом обед (смеется). Ничего такого, чего нет у других людей.

Об ученых

Это, может быть, со стороны так кажется, что ученые – скучные люди, которые думают о непонятных своих проблемах. На самом деле хочу сказать: все, чего ни коснись, наука может помочь вам объяснить что и как. Ну если вы поступите, то будете знать, из чего состоит то, что вы едите. Чем это отличается, например, от того, что растет где-то в Африке или Южной Америке. Или чем отличаетесь вы от жителей других стран на генетическом уровне.

О науке в Казахстане

Характерное отличие казахстанской науки – возраст. Сейчас очень много молодых ученых. Несмотря на многие трудности, молодежь идет в науку. Ее молодой возраст, желание самосовершенствоваться и получать знания, в том числе и по программе «Болашак», многие ученые отучились и получили образование. 

О себе

Я себя вижу только в науке. Не тот человек, который случайно сюда попал. Я буду стремиться и дальше реализовывать свои амбиции в научной сфере. 

Жалобы и предложения

Жалоба

Ваше обращение успешно отправлено