BETA: мы только что запустили сайт и в данный момент занимаемся его доработкой. Если вы обнаружили ошибку, пожалуйста, напишите нам по адресу bugs@sc.edu.gov.kz

Ерлан Сагадиев: готовы к выполнению президентских задач

15 марта 2018 1037

Министр образования и науки РК Ерлан Сагадиев рассказал о мерах, предпринимаемых для развития науки в стране.

– Ерлан Кенжегалиевич, Глава государства поставил конк­ретные и понятные задачи. Чтобы получить отдачу от нашей науки, нужно создать необходимые условия. Давайте начнем со строительства общежитий. Как это поручение будет исполняться?

– Мы видим, какое огромное внимание Глава государства уделяет образованию. Правительство получило поручение увеличить заработную плату учителям, теперь решение о дополнительном выделении 20 000 грантов для молодежи и поручение решить вопросы строительства общежитий для 75 000 студентов. От лица учителей, студентов, родителей выражаю слова огромной благодарности за заботу. Все это делается для того, чтобы дать возможность еще большему числу талантливой молодежи реализовать себя, получая современное высшее образование в весьма важных отраслях развития. 

По строительству общежитий мы провели ряд больших совещаний с вузами, строительными компаниями, Минфином, национальным и коммерческими банками. Приемлемая, прозрачная, понятная для всех схема финансирования вырисовывается. Если университет имеет место для строительства, надо подготовить проект общежития с привязкой к определенному месту. Затем заключается договор с финансовым центром министерства, где говорится, что за построенное общежитие со дня начала его эксплуатации они в течение согласованного периода лет ежемесячно должны будут получать определенную субсидию от государства за каждое введенное место. Сегодня предлагается субсидия в 200 тысяч тенге в год на одно студенческое место в течение 8 лет.
Университет на основе этого договора может взять кредит в банке, нанять строительную компанию и построить общежитие согласно проекту. Банки, вузы, строительные компании эту схему финансирования считают хорошей, понятной и легко контролируемой. Банки второго уровня подтвердили наличие достаточного количества ликвидности в тенге на эти цели. Участвовать в этом мероприятии желают и международные банки, например Азиатский банк развития. 

Теперь нужно решить вопросы самих субсидий, а также субсидирования процентной ставки банков, как мы делаем по «Дорожной карте бизнеса». У университетов, особенно государственных, земли, как правило, есть. Многие уже начали прорабатывать с акиматами вопросы проведения соответствующих коммуникаций к будущим общежитиям. Те университеты, которые нуждаются в местах для строительства, должны просить у города или покупать. Могут принимать участие и девелоперы, и СПК, если у них будут длительные договоры с вузами. Мы это сейчас тоже обсуждаем.

– Расскажите, пожалуйста, о работе по переходу на латинскую графику, подготовке кадров, создании учебников.

– Я возглавляю 2 группы: по внедрению латиницы в систему образования и терминологичес­кую. Что касается первой группы, мы базовый план перехода, графики выпуска учебников, обучения учителей подготовили. Ждем завершения работ по вопросам правописания, орфографии, транслитерации. Это делает другая группа, которой руководит министр культуры и спорта. Как они все это закончат, мы приступим к работе над учебниками, и в первую очередь над Әліппе для нулевого класса. Надо этот учебник заново подготовить, провести его экспертизу, апробацию, начать готовить учителей и воспитателей. Эти работы необходимо провести до второго полугодия 2020 года. С сентября 2020-го предшкола или нулевой класс будут учиться на латинице. Тогда же и будем определяться с графиком перехода на латиницу по остальным классам.

Президент поставил задачу не торопиться, все обсудить и сделать качественно. По университетам тоже нужны орфография, правила прописи, и можно будет начинать перевод учебников и апробацию. Эта работа начнется уже в текущем году.

Сейчас активно работает и терминологическая комиссия. Первая ее задача – собрать в одну базу все используемые слова. У нас 4 категории терминов. Первая – собственно исторические казахские слова. Вторая – слова, переведенные на казахский язык относительно недавно, как, нап­ример, «әуежай», «ғаламтор», «жекешелендіру». В третьей группе слова, которые вошли в обиход напрямую: «математика», «химия», «сенат», «глобализация». Четвертая – это категория терминов, широко используемая в международном обороте. Часть у нас либо используется, либо может использоваться в будущем, это огромное количество научных и технических терминов: «асбест», «наркоз», «интерференция», а также такие системные слова, как «категория», «платформа», «аргументы», «реакция». Эта работа в целом проведена. Институты языков Шаяхметова и Байтурсынова собрали в одну базу 390 000 терминов. Это большой пласт.

Теперь надо определиться с едиными принципами внедрения слов в оборот, а именно: переводить, не переводить, то есть пользоваться напрямую или использовать параллельно. Есть 9 принципов такого внед­рения Ахмета Байтурсынова, 11 принципов Кудайбергена Жубанова, есть правила академика Абдуали Кайдарова. Есть еще новые принципы, предлагае­мые молодыми учеными, нап­ример: все, что оканчивается на -изм или -огия, не переводить, а пользоваться ими напрямую. Например: «коммунизм», «неологизм», «геология» или «биология». Предлагается еще принцип: если слово в латинских языках, русском и турецком языках имеет один корень, то не переводить, а напрямую пользоваться. Например: «система», «платформа», «категория», «реакция». Так вот, сегодня члены комиссии коллективно обсуждают создание единых принципов перевода, простых и понятных каждому. После утверждения этого свода принципов через них мы пропустим все 390 000 терминов. Есть вероятность того, что некоторые слова («қолтырауын», «ғаламтор» и «перне тақта») исчезнут. Есть вероятность, что можно будет говорить и «жекешелендіру», и «приваттау», и «төңкеріс», и «революция», и то, и другое будет верно. И тогда не только будет создан понятный словарный запас, но и всем будет ясно, почему применим именно этот. То есть вырабатываются принципы, которых мы будем придерживаться в переводе и при использовании слов. 

Дальнейшая работа попроще – определиться с корнями и окончаниями. Если будет допущен параллельно «приваттау», как будет правильно говорить: «приваттау» или «приватизация­лау», «приваттаудан откізу»? Поскольку вся эта работа идет уже на латинице, то резко меняется восприятие слова. Что хорошо: ведущие ученые-казаховеды на комиссии обсуждают серьезные исторические вещи в спокойной деловой, научной обстановке. Когда будут выработаны понятные научные принципы, начнется их обсуждение с общественностью, далее пройдет их апробация.

– Переключимся на школьную тему. В обществе постоян­но идут споры о реформах: преподавание предметов естественно-математического цикла на английском языке, внедрение обновленного содержания. Почему, на ваш взгляд, столько споров?

– Начну издалека. Есть такая организация – ЮНЕСКО, это одна из важнейших организаций ООН. Мы в нынешнем году председательствовали в Совете Безопасности ООН, и, как вы, наверное, знаете, Президент недавно в этом статусе выступал в Нью-Йорке. В общем, это очень важно с точки зрения признания роли Казахстана, его международного авторитета.

МОН РК в текущем году, соглас­но установленной процедуре, стал председателем в Комитете по образованию ЮНЕСКО, и мы в этом качестве активно обсуж­даем глобальные инициативы, повестку дня, мероприятия. Так вот, по мнению ЮНЕСКО, мир давно нуждается в новой образовательной хартии, подписанной главами государств мира, которая даст странам новые образовательные ориентиры.
Ранее принятые странами обязательства, например обязательная бесплатная 9-летняя школа, одинаковый уровень образования для мальчиков и девочек, отделение религии от школы и другие инициативы, в целом выполнены и себя исчерпали. Сегодняшние школьники будут работать в 2030-е, 2040-е, 2050-е годы, в экономике 4.0 и на базе цифровых технологий.

А что детям будет необходимо в плане знаний, каждая страна пока представляет и решает по-своему. Но как уже реализованные инициативы ЮНЕСКО, нужны новые согласованные ориентиры для образовательных систем стран ЮНЕСКО, поддерживаемые международным сообществом. Идет быстрое сближение позиций стран по этому вопросу, которое необходимо обсудить и можно закрепить в глобальном документе. Так вот, мы видим, что почти все страны будут согласны зак­репить обязательное знание информационных технологий у выпускника школы на каком-то уровне. Вопрос знания английского языка у школьника на предметном уровне обсуждается почти в каждой стране и имеет второй по степени вероятности шанс быть в документе. Обязательность STEM-образования будет, наверное, тоже широко поддержана, особенно в Азии. То есть то, что мы делаем в Казахстане, обсуждается и делается всеми развитыми странами и, возможно, ляжет в документ, обязательный к исполнению всеми странами, что его подпишут. Все страны осознают, что для человечества нужны четкие новые цивилизационные ориентиры.

Почему это важно для Казах-стана? Казахстан двигается в фарватере глобальной цивилизации, со всеми вместе. Обязательную 9-летку и вообще школу, парты, учебник, уроки, вузы ведь не мы придумали. Наверняка в то время, когда все это внедрялось, были миллионы спорящих. Но принятие таких хартий показывает населению, что цивилизованное человечество пришло к единому пониманию о том, каким должно быть образование. Кстати, мы активно включились в этот процесс и пока находимся в статусе председателя, максимально выложимся, двигая повестку и обсуждая документ. Было бы хорошо подписать эту хартию в Астане в 2020 году, над этим мы работаем.

– В общем, далеко заглянули, а что вы скажете по поводу недофинансирования науки, ведь будущее определяется ее состоянием?

– Конкурсы прошли, договоры подписываются, есть довольные, есть проигравшие. По этому поводу много выступали и разъяс­няли представители Комитета науки, Национального научного совета, Академии наук. Вопросы есть. Например, оставить только экспертизу или только ННС? Финансов действительно не хватает. Но я хочу рассказать о трендах в финансировании нау­ки. Думаю, ученым, особенно молодым, нужны ориентиры. 

Так вот, недавно прошла информация, что компания «Самсунг» в год тратит 14 миллиардов долларов на науку. Это впечатляет. Это где-то 6–7 госбюджетов на науку всех стран СНГ, вместе взятых, включая Россию. Но если задуматься, ничего удивительного здесь нет. Дело в том, что за последние 30–40 лет транснациональные компании росли так быстро, что по оборотам стали сопоставимы со средними государствами, или даже больше. Например, сегодня любая из компаний – Toyota, Volkswagen или Apple по оборотам больше Греции, Португалии или Алжира. 

Но государство, в отличие от компании, это социальное устройство! У него есть пенсио­неры, учителя, врачи, дети, дороги и границы. Оно на них вынуж­дено тратить в первую очередь. Когда Уоррен Баффет зарабатывает в год 45 миллиардов, он не содержит армию пенсионеров, учителей или военных. Да, он платит налоги, но в основном все деньги его. Ему легко выделить пару миллиардов (а это 8 бюджетов России на науку) университету в США или Израиле. Мы же, как государство, тратим все, берем в долг, 1,5–2% – наш бюджетный дефицит, чтобы поддержать широкие слои населения. 

Дальше будет труднее. Apple, Volkswagen, Intel тратят на науку в среднем по 15 миллиардов, завтра будут тратить по 50. А у государств какие перспективы? Есть население, которое живет все дольше, которое хочет и зас­луживает более высокие пенсии, хорошую медицину, новые дороги, повышение заработных плат учителей, новые школы и новые гранты для молодежи.

Президент в последних нескольких Посланиях дает понять, что мы – социально ориентированное государство. И будем заботиться в первую очередь о слабых, тратить на острые нужды населения, например на газ двум с половиной миллионам казахстанцев. И так не только у нас, так в большинстве государств мира. Мы не одни. То есть если понимать тренды, ничего удивительного с «Самсунгом» здесь нет. 

– И что делать нашим ученым?

– А теперь внимание, правильный вопрос: сколько из этих 14 миллиардов «Самсунга» осталось в самой Корее? По информации из Интернета, получается не более 10%. «Самсунг», будучи глобальной компанией, заказывает свои научные разработки по всему миру, это США, Израиль, Франция, Индия. И в последнее время немного достается белорусам.

Есть глобальный, гигантский мир корпоративных инвестиций в глобальную науку, за который бьются научные коллективы из разных стран. У этого мира нет национальных границ. Уже сегодня можно сказать, что основное научное финансирование в мире прочно переместилось туда. В недалеком завтра при таких темпах развития расходы правительств на науку будут составлять доли процента от этого рынка, и в основном гуманитариям. И в этом никто не виноват. Это процесс глобализации рынков, научных тоже, при социально ориентированных государствах. 

На пространстве СНГ, насколько вижу, первые и пока единственные, кто системно начал смотреть на глобальный рынок финансирования науки, это белорусы, и то пока только в IT и пока очень скромно. Но главное, ментально они правильно перестроились. По моим подсчетам, белорусы уже привлекают из-за границы больше научных средств, чем все остальные страны СНГ, вместе взятые. Мне кажется, они быстро пойдут вперед.

– А что мы делаем в этом нап­равлении?

– Казахстан согласовал кредит Всемирного банка на развитие науки. Так вот, самый важный компонент этого кредита, на мой взгляд, это то, что мы будем 25 000 активных ученых Казах­стана учить английскому и тому, как подавать заявки на финансирование исследований в международные организации и компании. То есть все просто: есть глобальный «пирог», у нас хорошее образование, но нет языка и понимания, как туда пробиться. Это первое. Второе: до того как научить ученых быть полезными «Самсунгу», надо научиться быть полезными Казахмысу, BI Group, «Казатомпрому». То есть должно быть софинансирование с бизнесом как основное направление финансирования науки. Это внедряется уже третий год, есть успехи. Третье: создаем анклавы, куда корпорациям можно прийти с деньгами за наукой: Назарбаев Университет, Национальный биоцентр, в проекте – Астана IT-хаб. И четвертое, самое главное: убеждаем население, что физика на английском действительно нужна, пусть добровольно, пусть те, кто понимает. Но если мы хотим, чтобы наше будущее поколение ученых сразу включалось в борьбу за этот самый глобальный «пирог», то начинать надо со школы. 

– Скажите о грантах для выпускников школ…

– По вопросу выделения дополнительных образовательных грантов мы закончили подготовительные работы, отправили проект постановления в минис­терства и «Атамекен», теперь ждем их рекомендации. Кроме того, мы отправили проект в вузы. Они рассмотрят и внесут свои предложения. Мы попросили все министерства ускорить согласование по грантам. Потому что до ЕНТ осталось мало времени. Все хотят знать, сколько грантов, на какую специальность будет выделено. Мы объявим проходные баллы для абитуриентов по каждой специальности, основываясь на анализе прошлых лет. Наша цель – дать молодежи достаточно полную и подробную информацию, чтобы они заранее были готовы к новым реалиям.

Жалобы и предложения

Жалоба

Ваше обращение успешно отправлено